March 26th, 2012

osnova

Мировая история с точки зрения националиста.

История 1: История создания самолёта Ла-5.

В спорах на тему "евреи/чурки всё взяли в свои руки" часть "объективных" спорщиков любит сетовать на то, что у русских в их неудачах вечно виноват кто-то другой и что-де если бы русские объективно могли что-то сделать лучше (снять фильм, сконструировать машину, организовать бизнес), то никакие евреи ничего сделать бы с этим не смогли. Однако объективность в данном случае дефектная и любой человек, работавший когда-нибудь в конкурентной среде, знает, что часто к финишу в проекте конкуренты приходят почти вровень, имея в распоряжении примерно одинаковые ресурсы. И если большинство тех, кто выбирает победителя, - евреи, то не остаётся сомнений в том, кто выиграет соревнование. Хорошим примером, демонстрирующим эту мысль, является история создания самолёта Ла-5, одного из лучших советских истребителей времён Великой Отечественной войны. Это история конкуренции двух русских и одного еврея.

Основой для Ла-5 послужил самолёт ЛаГГ-3, сконструированный в ОКБ под руководством Горбунова. Решением правительства от 10 октября 1940 года ЛаГГ-3 было решено выпускать на нескольких заводах. Головным определили завод в Нижнем Новгороде и направили туда большую часть конструкторского бюро (1). Догадайтесь, кого назначили главным? Да, именно Лавочкина-Магазинера. По какой-то причине многие сотрудники не захотели переезжать в Нижний вместе с Лавочкиным-Магазинером и остались с Горбуновым. Почему? История молчит. Может предпочитали жить в Химках, поближе к Москве, а может и из-за личных качеств Магазинера.

Как бы то ни было, тройка конструкторов оказалась в разных городах СССР. Судя по всему и Гудков и Горбунов понимали, что следующим шагом усовершенствования самолёта будет установка на него более мощного мотора. Первым, успешно решившим эту задачу, стал именно русский, Михаил Иванович Гудков. Первоначально он попытался установить на ЛаГГ-3 двигатель жидкостного охлаждения М-107, но быстро понял бесперспективность этого направления и переключился на работу с двигателем воздушного охлаждения М-82. В результате уже 11 сентября 1941 самолёт Гу-82 конструкции Гудкова совершил первый полёт. Машина оказалась очень хороша и через месяц, 11 октября 1941 года, Гудков пишет Сталину подробно обоснованную просьбу запустить её в производство на заводе у Лавочкина-Магазинера (2). А после этого начинается история административного противостояния еврея Лавочкина-Магазинера и русского Гудкова. Военные, по достоинству оценившие Гу-82, писали Сталину просьбы запустить самолёт в производство.

Читать далее....