October 20th, 2012

osnova

Поезда.

Один парень очень любил поезда. Не просто ехать в куда то, а само нахождение в поезде. Запах, покачивание. Даже проводниц, хотя они как один попадались злые. Бывает даже симпатичная, а злая какая то и чай невкусный приносит. Ну и ладно, главное сам поезд.

А еще ему нравились попутчики. Иногда попадались всякие люди, но чаще хорошие. У него в жизни не было столько друзей и столько не общался, сколько в поезде. Бывало выговоришься на год вперёрд, и говорить можно откровенно - ну незнакомые люди, зачем их стесняться. И они тебе такое расскажут, аж уши краснеют. Ну кончики. Ну не всегда краснеют. Ну иногда даже не краснеют. Но очень интересно.

А однажды в купе попалась девушка с двумя детьми. Непоседливыми, аж жуть. Прыгали с полки на полки и по парню, и что то кричали. А ему было приятно, не так часто по тебе дети прыгают. Маша и Миша. А потом дети шепотом говорят маме "а давай мы его в папы возьмём". А мама им "нет, папа ушел. совсем. и нам не нужен другой папа". А сама улыбается, но как то грустно. И парень обиделся на поезда. Ушел домой.

И вот лежит он дома, прикорнул. И тут слышит гудок. В окно - а там поезд. Ждёт его. Ого, поезда с доставкой на дом, надо сходить. Зашел в купе, а там куча детей, кричат. Его схватили за руки и устроили возню. Он в какой то момент упал и на нем стали все прыгать. Особенно один отрывался. Прямо на груди прыгает и орёт, только его плохо слышно. Другие визжат, а этого не понять. Парню пришлось напрячься и он смог разобрать по губам ребенка "дыши, сука, дыши, еще кислород, адреналин давайте"....
osnova

История с хорошим концом.

Оппозицинер каждое утро просыпался и первым делом говорил "Доброе утро, товарищ майор". Это ему казалось забавным, хотя в глубине души он опасался, что за ним идет слежка. Но если признаешь зло, то оно не такое страшное?

Однажды его отвлекли телефонным звонком. Он поболтал по своим оппозиционным делам, и положил трубку. Потом пошел на кухню, а в это время телефон опять завибрировал. Хм, СМС, неизвестный номер. Прочитав сообщение он предпочёл сесть. Завтракать уже не хотелось. Написано было:

"А где с добрым утром?", подпись - майор.

Оппозиционер пригибаясь пробрался к холодильнику. Достал водку и хлебнул из горла. От волнения его чуть не вырвало. Нервно закурил. Пришла новая СМС.

"И нечего с утра бухать и курить на пустой желудок".

Он упал на пол и прикрыл голову руками. Сейчас будут брать. Всё, попал. Прошло 10 минут, но ничего не происходило. Сел на табуретку. Всё таки рискнул сделать себе бутерброд. Прошло еще пол часа, тишина. Он немного успокоился и решил "да какого хрена, я всегда этого ожидал". И от опьянения своей наглостью набрал ответную СМС.

"Товарищ майор, а заходите в гости, у меня бутерброды есть".

Ответная СМС пришла сразу:
"Не могу, я на службе. И я не майор, не накосячил ты еще столько, а сержант".
Потом еще одна.
"И на практике, меня на тебя поставили, вести наблюдение".
И еще:
"Практики по наблюдению осталось месяц, я только универ закончила".

Оппа, так это девушка. Оппозиционер задумался. Надо обязательно встретиться. Хоть узнать, что она за мной тут нанаблюдала. Небось все мои блядки видела. А потом на ютубе это выложат. И он начал с ней переписку.

Он был опытным политиком, с подвешенным языком. Но девушка была "тяжелой", как он таких называл. На контакт категорически не шла. Он уже ей и сотрудничество предлагал, и рассказывать всё, чем занимается он и планы его коллег по оппозиции. Но первый раз у них получилось встретиться только когда у неё закончилась практика. Она была в новенькой красивой форме и уже с новыми погонами. Стройная, красивая, небольшого роста. Со светлыми волосами и светилась от улыбки.

Они просидели в кафе весь день. Часто спорили. Даже чуть не подрались. Но в итоге всё же поехали к нему домой. На утро она выбросила свою новенькую форму, а он порвал свой оппозиционный партбилет.

Свадьба была через два месяца. Когда они выезжали со двора Загса, в их машину на полной скорости врубился груженый Камаз. За рулем был товарищ майор. Начальник той девушки и по совместительству Главный Оппозиционер. На суде он потом сказал, что понёс тяжелые моральные травмы, вызванные потерей сразу двух лучших сотрудников. Ему дали два года условно, и по амнистии через пол года он опять возглавлял управление. А пост в партии он не оставлял, все и так всё знали.