November 30th, 2012

фейс

Стратегия национальной катастрофы

Нация, это понятие этническое или политическое?

С одной стороны по теории  примордиализма  (в этнологии (этнографии), одно из научных направлений, рассматривающее этнос как изначальное и неизменное объединение людей «по крови» с неизменными признаками) нация это живой организм, растущий и развивающийся во времени. Является наиболее ранним направлением в этнологических исследованиях, развивавшимся на основе установок философского эссенциализма. В рамках примордиализма развивались эволюционистские представления об этносе, учение об этносе С.М. Широкогорова, дуалистическая концепция Ю. В. Бромлея, пассионарная теория этногенеза Л.Н. Гумилёва и др.

С другой стороны  есть теория конструктивизма -  научного направления в изучении этноса, представляющего этнос как конструкт, создаваемый при помощи интеллектуального воздействия отдельных личностей (культурных и властных элит). Аргументация конструктивистов основана на широком спектре фактов искусственного создания и внедрения этнических традиций. Среди разработчиков данного направления выделяют Б. Андерсона, П. Бурдье, Э. Геллнера, Э. Хобсбаума. В России главным последователем конструктивизма является В. А. Тишков.

Обе эти теории неоднократно доказывались именитыми авторами, и каждый выбирает то, что ему ближе. Я не сторонница метафизических метаний, но позволю себе пофилософствовать.  Конструктивизм говорит о строении нации «сверху вниз» то есть малая нация (элита) формирует теорию и распространяет ее для «большой нации». Так формировалась национальная политическая идентичность США, образ «советского человека» и, по моему мнению, идеология «за Веру, Царя и Отечество».

Но мне ближе теория примордиализма, может от того, что в школе прочитала Гумилева и отправилась искать правду в книгах Татьяны Мироновой. А может потому, что «политическая нация» в США далеко не едина, как и светлый образ «советского человека», легко разрушенный в 90-е, или постулат «третьего Рима» в Российской империи, как легко он пал перед Революцией.

Я больше верю в этногенез нации, ведь широкой массе народа сложно объяснить демократические принципы, как в Штатах, и всегда будут несогласные строить мировой социализм. Но вот против крови, воспитания и традиций в которых ты рос, пойти сложно, даже если сильно напрячься и прогнуться. К сожалению, так думаю не только я, так думают еще и «власть имеющие». И чтобы добить оставшееся национальное сознание, чудом пробившееся в  90, они решили дать нам то, что мы давно хотели. Новую национальную идею!

Итак, знакомьтесь… Новая стратегия национальной политики.

толерантность


Collapse )

Лично у  меня рвотный рефлекс просыпается при словах «российская нация», «общероссийская гражданская идентичность» и самое отвратительное «укрепление гражданского единства многонационального народа Российской Федерации».

А если я не хочу выстраивать межэтнические взаимоотношения с «коренными народами» Эрэфии? Если я хочу процветания для своего народа, а не создания «в регионах страны сети государственных адаптационных курсов для трудовых мигрантов и их детей по изучению языка, истории и культуры народов Российской Федерации». Если я не верю, что можно так просто подписать толстую кипу бумаг, принять законы и заявить – мы создали новую национальную идею? Промыть мозги школьникам и студентам, кинуть подачки пенсионерам и все, национальная программа заработает. Да ни разу! Она не заработает, мы получим только новый более жесткий репрессивный аппарат, новое оправдание произволу Гэбни и поводы для распила наших с вами денег кремлядью.

Они этой стратегией убивают все то, что мы пытались выстроить долгие годы, идею создания партии националистов, продвижение Русского бизнеса, Русской взаимопомощи. Вот так тихо, под шумок о стреляющих свадьбах, единичных убийствах и возне на поле районного масштаба, а тем временем четыре! Редакции программы были поданы Хутину. Четвёртый – последний. Вы хотели национальную идею? Вы просили ее долгие годы, сопливо вспоминая совок. Получите! Это плевок на нашу историю, это последний гвоздь в крышку гроба Русской нации, нет больше Русской нации, нет государствообразующего народа. Есть лишь объединение этнических общностей в большой российской нации.

Ксения Трубецкая

osnova

На подушке осталась пара длинных волос,

На подушке осталась пара твоих светлых волос.
И почти машинально, что ты скажешь, басист,
Я намотал их на палец, я хотел узнать имя...


Уже ушла. Надо дверь закрыть, хоть бы разбудила, проводил. Кстати, а вот рыжие волосы на подушке есть. Ну давай, попробуем на палец намотать. Получилось не то Е, не то Ж. Елена? нет, точно не так. На Ж какие есть имена? Жанна, ну такого имя я бы никогда не забыл. Екатерина... не похоже. А может чуть недотянул, там следующее что у нас, З? Зоя? Тоже имя редкое. Да и пофиг.

Хотя не совсем... девушка была интересная. Скромная, застенчивая, но чем то же обратила на себя внимание. Что то даже не могу вспомнить, чем. Вроде обычная девушка, у меня таких миллион было и еще два прицепа к вагону. Ну не миллион, это пацанам можно рассказывать, ну с десяток наверно точно, таких же скромных и приятных. Но в этой что то было.

Я пошел на кухню, открывая по дороге пиво и ища сигареты. Вроде в куртке еще были. Так, что у нас на сегодня. Сегодня суббота, можно еще по пиву оторваться и расслабиться.

Интересно, а бутеры тут откуда, вроде вчера ничего не делали, поболтали немного и завалились в постель. Наверно она себе делала и мне пару оставила. Какая хорошая девочка. Рядом с тарелкой лежала записка. Точно! Оля! И номер телефона. Записка полетела в мусор следом за банкой из под пива. Вот ведь память, девушку помню, а имя нет.

Так, что я сегодня хотел. Куртку купить, холодало а в магазине была очень даже, красная, с коричневыми замшевыми вставками. Интересно, Оле бы понравилась... Да пофиг, у меня свой вкус.

Дожевывая бутер я опять её вспомнил. Странно, обычно я всегда вытаскивал девушку на улицу, в клубе было шумно и не поговорить, потом полчасика на развод и ловил тачку. А с ней проговорили часа три. Вроде ни о чем, а я успел ей рассказать всё о себе. А она меня слушала и говорила о себе. Три часа. Вместо того, что бы еще потанцевать, или ехать сразу ко мне. Теряю квалификацию. Ладно, одеваемся и по дороге выкинуть мусор, а потом в магазин. Помойка, пакет туда, теперь метро. Хм, бутеры мне приготовила. Так еще никто не делал. И ушла сама и тихо, а то иногда приходилось со скандалом выгонять. И говорить с ней было интересно. И в постели, когда уже засыпали, она так ко мне доверчиво прижалась.

Я развернулся и побежал назад. Пофиг, пусть что хотят то и думают. Я ковырялся в мусорном ящике и искал пакет. Достал записку и стал набирать её номер. Наверняка ей понравится моя новая куртка. Но для начала надо ей позвонить.