March 25th, 2015

osnova

Это просто жизнь. История.


Когда я лежал в *** больнице, в палату привезли из реанимации мента - водителя начальника РУВД после белочки и с токсическим гепатитом. Он сначала пытался всех в палате "застроить", стращал всякими ментовскими байками. А кроме меня лежал еще один замечательный парень, Серега - отсидевший на одной зоне с Ходорковским пятерочку и умирающий от последней стадии СПИДа. Так что страшные ментовские незды на нас никакого впечатления не произвели. Забавно, что мусорок, только придя из реанимации, пытался с нами тут же поиграть в карты (ха-ха, сел бы кто из нас с ним играть), а потом включил телевизор, принесенный заботливой женой, и стал смотреть передачи типа "криминал". Чуть отойдя от реанимации, он стал делиться с нами и с больными в курилке сокровенными ментовскими историями - как снюхивали отобранный кокс, как избивали задержанных, как он возил своего начальника постоянно пьяный в хлам... про то, как они с друзьями "пускали по кругу" симпатичных наркоманок, как одну проститутку по пьяни посадили на рычаг переключения передач в ментовском уазике тем самым местом... На второй день он врубился, что что-то не так. Серега его веселья не поддерживал, лежал, отвернувшись к стене, и реагировал только на редкие звонки своего 10-летего сына ( "единственное, что у меня есть" - сказал он мне - "остальное забрал кайф"), а я демонстриовал прекрасное знание тонкостей криминальной жизни полиции и специфики работы оперов и ОСБ-шников. Когда он приходил в курилку, все старались оттуда побыстрее рассосаться... Оставшись в палате один на один, мусорок спросил меня напрямую, имитируя тон заправского опера (его, правда, слегка вело и покачивало, поэтому эффект был комичный): "ты что, работал в органах? или сидел ? да не бойся, я все понимаю..."- "А чего мне бояться? Я нигде не сидел, не работал, просто газеты читаю и новостями интересуюсь. А вот тебе бы я посоветовал рот не открывать. Здесь, на отделении, большая часть - наркоманы, почти все сиженные, вичевые... Ты уже запалился так, что дальше некуда. Подойдет кто-нибудь сильно обиженный на ментов, тыкнет тебя своей иголкой - и все. Здесь, дружок, свои законы. Законы людей, фактически мертвых..." Водителя как подменили. У него начались депрессии, на следующий день он начал обращаться к нам по именам, всячески демонстрировал товарищеские чувства. Его сослуживцы, которые до того демонстрировали ко всем вокруг открытое пренебрежение и во весь голос обсуждали, как они "зажгут" (бухло, проститутки, избиение дубинкой без свидетелей), когда коллега поправится, пошептавшись с ним в коридоре, стали неожиданно дружелюбны, даже пытались сунуть мне какой-то апельсин... Но от судьбы-то далеко не убежишь... В среду выписался Серега, и уехал к сыну ( жена мотала семерку, ее он уже не надеялся увидеть), а в четверг пришла Заведующая и сказала мне, что анализы прекрасны и она желает мне удачи. Водителю, на его робкий вопрос "когда же домой?", она сообщила, что надо снова ехать в реанимацию - печень отказывает совсем. При этом в ее голосе звучало откровенное злорадство... Может, кого-нибудь из ее родных избили или изнасиловали менты? Он ей не поверил, стал спорить, ссылался на то, что вот, мол, *****-то выздоровел... Когда я шел к метро, то встретил его жену (тетка, кстати, была хорошая и, похоже, не врубалась, что происходит на работе у мужа) Она очень порадовалась за меня. А я ей сказал, чтобы она быстрее шла в больницу - ее мужа вот-вот увезут в реанимацию умирать и она может не успеть с ним проститься... Когда я ехал в метро, я вообще ничего не чувствовал. Единственное, думал о Сереге, поехавшем на дачу к сыну умирать. Он жил через двор от меня, и сел в тюрьму, когда местные опера, проводя какой-то очередной рейд для галочки, засунули ему в два кармана по грамму "для точности" - была у них в то время такая мода.